vesninsergey


Мир не формирует людей - он из них состоит. Мир - это мы с вами.


Previous Entry Share Next Entry
Первая часть второго интервью. "Невозможное. Главный парадокс веры"
vesninsergey
VKFDGgu8X1k

Здравствуйте, друзья!
Сегодня в новом интервью с Сергеем Весниным мы поговорим о том, что такое "шаг в невозможное".
Шаг в невозможное, как шаг к новому себе, всегда заключается в деянии.
Деянии внутреннем, которое меняет деяния внешние. Когда мы делаем внутреннее действие, сдвигающее все внутренние точки отсчета, именно тогда мы начинаем делать этот шаг.
Придти к этому внутреннему действию и очень просто с одной стороны, но и невероятно сложно с другой, попросту говоря — невозможно. Почему это так, мы и пытаемся разобрать в новой серии интервью «Невозможное». Невозможное, которое возможно, но не для тех вас, кто вы сейчас.

Почему «невозможное», как с этим быть и какие «подвохи» появляются в этом деле — вот с этими вопросами мы и будем разбираться.

Мы разберемся так же и с одной единственной и при этом всеохватывающей рекомендацией, которая позволяет сдвинуть вашу прошлую реальность так, чтобы в конце концов она стала рушиться.
Рекомендация простая, но дорога к ней будет извилиста!

Ну а вначале мы поговорим о парадоксе понятия «вера», которая является совершенно пустой по своей сути ерундой и в то же время главнейшим состоянием в жизни и судьбе человека.

Что, как и почему читайте в нашем интервью!

Андрей:
Здравствуйте, Сергей! Я рад возможности снова задать вам вопросы, как и в предыдущих наших обсуждениях!

Сергей:
Здравствуйте! Да, Андрей, с радостью отвечу на все вопросы!

Андрей:
В прошлый раз вы упомянули о неком необыкновенном средстве, некой рекомендации, которую можно дать для улучшения понимания и лучшего закрепления действий, связанных с освобождением от любых внутренних зависимостей.

Сергей:
Да, я помню, спасибо! Да, действительно в своем роде - это рекомендация необыкновенная. Необыкновенная потому, что если ей пользоваться, как чем-то внешним, как например, какая-то техника появилась у вас и вы ей начали пользоваться, но ваш внутренний мир при этом остался таким же как и был, то будет не только отсутствие результата, но и сформируется некий "иммунитет" к этому на будущее.
При всей кажущейся простоте некоторых инструментов - их нужно уметь правильно использовать, так как неумелое использование каких бы то ни было инструментов с самого начала, как только вы с ними познакомились, не позволит развить необходимых для овладения инструментами навыков, а это скорее будет способствовать тому, что бы вы никогда больше не взялись за него, сочтя его неэффективным, чем успешному изучению всех нюансов и хитростей...

Андрей:
Да, так например, у детей могут отбить всякую любовь к физической культуре, изобразительному искусству или вообще ко всему процессу обучения. Все через школу проходили, и каждый, думаю, знает, как много зависит от учителя, который помогает сделать первые шаги в новое.
Но в чем же заключается этот инструмент, о котором вы говорите? Речь идет о вере?

Сергей:
Вы знаете - нет. Я в своей работе говорю много о доверии, доверии себе, миру, близким, но понятие "Вера", это отличное понятие для длительной дискуссии, но не для работы. Если говорить о понятии "Вера" во внешнем смысле, мол, вы поверьте, и все изменится, то я это не использую вовсе.
Мы можем не верить в электричество, в то, что есть земное притяжение или гравитационные поля, мы можем не верить в магнитные бури, мы можем не верить в то, что мы можем чувствовать или мыслить. Мы можем верить или не верить во что угодно и это не важно, на самом деле. Потому что мы либо знаем, либо нет. Это либо существует и существует объективно, либо это не существует вовсе. И тут без разницы, верите вы или нет. Вот вы часто задумывались о вопросе веры в закипание чайника? Или веры в передачу звуковых колебаний от наушника на барабанную перепонку?

Андрей:
Нет, не очень. Я об этом не задумывался.

Сергей:
Вот об этом я и хочу сказать. Принято считать, что вера, это нечто... нечто духовное, душевное и да, с этим можно согласиться, это так... но и не так. Часто мы можем принимать за веру то, что есть не вера, а некое противоядие от наших сомнений. То есть, там в глубине есть сомнения, не важно в чем и почему, и мы их подавляем своей верой в то, что этим сомнениям можно противопоставить.
В другом случае, за веру мы можем принять свое какое-то положительное отношение, когда например мы говорим близкому: "я в тебя верю", подразумевая: "я к тебе очень хорошо отношусь".
В третьем случае мы верим потому, что знаем. Я верю в то, что если я уроню фарфоровую кружку на кафельный пол - она разобьется. Я не пробовал делать это именно с этой фарфоровой кружкой, но опыт битья другой посуды позволяет мне говорить об этом.

Андрей:
Но ведь иногда бывает так, что нужно сначала поверить, а потом уже приходит доверие и опыт... и негативный опыт в таком случае, допустим, тоже будет бессилен тогда над нами, если мы верим, то мы дойдем туда, куда желаем, даже невзирая на негативный опыт.
Вот то, что касается межличностных отношений, например. Иногда человек не дал никаких поводов для веры в себя, но мы можем поверить в него, поверить в то, что он, например, нечто большее, чем видно снаружи, и это даст какой-то толчок, какой-то импульс...

Сергей:
Да, я соглашусь с вами. Но. Но не путаем ли мы здесь веру с желанием? С большим и искренним желанием, которое в итоге сдвигает что-то в этом мире? И может речь идет не о вере, а о желании, о Любви? А может Любовь - это и есть Вера? Но просто осязаемая, настоящая, живая?
Вот то, о чем я и говорил, - это вопрос очень большой дискуссии. Очень большой. Но знаете что? Лучше музыкой наслаждаться, чем говорить о ней. Не правда ли? Есть вопросы, на которые каждый сам находит для себя свои собственные ответы. Моя задача, моя работа заключается в том, чтобы убрать все ложное, что может служить обманными предпосылками к этим ответам...

Андрей:
Это когда человек думает, что он, ну например, никого не любит. И верит в это. Но на самом деле предпосылками к его вере является какая-то проблема, внутренняя закрытость, которая мешает понять себя внутри по-настоящему и сделать верные выводы?

Сергей:
Да, совершенно точно. Точки отсчета - это главное. И эти точки уже у каждого есть. Это я хочу выделить особо. У каждого. Уже. Есть. Свои. Собственные. Точки. Отсчета.
Любая практическая рекомендация, любая практика, любой совет - они помогают только лишь распознать то, что есть внутри, просто мы на это по разным причинам не смотрим и поэтому это внутреннее еще нужно вытащить на свет.

Андрей:
Речь о внутреннем потенциале?

Сергей:
И о нем тоже. Речь вообще о внутренней сути. О Душе, о Духе, если хотите.

Андрей:
О сущности...

Сергей:
Сущность это большое понятие. Сущность чего? Сущность совокупности боли, страхов, стремлений и воли, например? Это очень большой вопрос, мы сейчас в дебри залезем...

Андрей:
Да, я понял. Мы и так уже отошли несколько в сторону от первоначального вопроса.

Сергей:
Тему Веры, я в любом случае бы затронул. И эта та тема, которая нуждается в определенном контексте, который бы не сформировал какого-то убеждения или четкого понимания, но помог бы задать себе правильные вопросы. Это подчас намного важнее.

Андрей:
Да, соглашусь с вами. Но что с практической рекомендацией?

Сергей:
Да, мы дойдем сейчас до нее. Я же говорю, что это нечто ценное, тут извилистая дорога к этому ведет, ценность доставшаяся просто так, это уже ведь не так ценно, верно?
Я вот что хотел сказать всей предыдущей речью. Мы с вами говорим об очень тонких вещах, для многих которые являются чем-то очень неосязаемым и абстрактным. Для многих, тут может я открою даже кому-то небольшой секрет, лично для меня это было неким открытием в свое время, в которое я до сих пор не верю (это такая шутка). Это открытие заключается в том, что большинство людей находятся в позиции наивного реализма. Это значит, что для них существует только то, что они могут видеть в данный момент. Это когда, например, человек говорит: "Все ерунда это, я ни во что такое не верю. Человек он какой есть, такой и есть." И говорит он это потому, что он не знает как обнаружить присутствие своего внутреннего мира. А раз не знает, то и не видит, а раз не видит, то этого нет, как он считает. То же самое, когда кто-то утверждает, что прошлых жизней не существует. А другой говорит, что они есть, потому, что он хочет в это верить, ему комфортнее и спокойнее от этого становится. Наивный реализм против наивного оптимизма. А тут не нужно быть не реалистом, оптимистом или пессимистом, тут нужно быть собой. Верить в то, что вы не знаете — это может привести к ошибке, к самообману. Верить в то, что вы знаете — бессмысленно, вы же знаете и вера тут ни причем.
И нет разницы в том, отрицаете вы что либо или безоговорочно верите. Если это основано на том, что оно вам просто удобнее, то все равно это имеет очень малую связь с тем, как оно существует на самом деле.

Андрей:
Ну то, что многие отрицают свой внутренний мир, это не такое уж и открытие для меня.

Сергей:
Ну, тут у всех по-разному. Иногда люди к психологу идут и говорят: "я не верю, что это поможет, я вообще ни во что не верю". Тут, например, очень много зависит от того, что на самом деле за этими словами стоит. Разумное ощущение того, что если нет опыта, то делать какие-то выводы рано и нужно просто попробовать. Это одно. Или - отрицание и защитная реакция, которые делают жизнь проще. Но проще не в лучшем смысле... Это совсем другое.

Так вот. Я говорю о том, что чтобы прикоснуться к этим внутренним абстрактным вещам, которые, тем не менее, вполне объективны, не нужно в них верить. Нужно иметь открытый ум и сознание, которые не зажаты страхом нового и неприятием того, что не укладывается в привычную картину мира. Если бы мы отрицали все то, что не укладывается в привычное нам, то мы бы жили до сих пор в пещерах, даже о средневековье речи бы не шло, был бы стабильный каменный век.

Когда человек подразумевает сам для себя, что он не знает всего в этой жизни, что может существовать что-то, что находится за рамками ему знакомого, то этого достаточно. Тогда он сможет довериться своему опыту и с энтузиазмом стать исследователем и первооткрывателем своего собственного внутреннего мира.
Не нужно верить в родовые программы, в мою или какую либо другую методику, в чье либо учение, в прошлые жизни или передачу чувств на расстоянии. Достаточно расслабить свой критический ум и позволить новому придти в жизнь.

Андрей:
А там и сможет появиться Вера...

Сергей:
А может и не появиться. Музыкой достаточно наслаждаться, а не верить в нее... Я понятия не имею о том, верю ли я в трансперсональную диагностику, верю ли я в свою методику в целом, верю ли я в то, что работает Намерение и молитва, верю ли я в то, что со Вселенной можно вести диалог. У меня есть внутреннее чувство по каждому из этих моментов. Я просто знаю, что-то есть, потому что я это вижу, до того, пока я этого не увидел, я и не знал. И все, вот вся разница. Я знаю, что жизнь может быть не просто преобразована с помощью неких надстроек над уже пережитым опытом. Я знаю, что она может быть преобразована с помощью кардинального ухода от всех точек отсчета, которые были вообще в вас когда-либо.
Люди, с которыми я работаю, тоже чаще всего не говорят о том, верят они или нет. Это не важно. Мы просто работаем и получаем результаты. Я говорю всегда: "Вы не думайте над тем, что это и как, есть там это или нет, вы попробуйте, сделайте, посмотрите, и если это поможет получить результат, то это и есть то, для чего вы ко мне пришли. Не так ли?" Когда я начинаю работу, провожу диагностику, то я каждый раз не знаю, что там будет в этой работе сегодня, что получится легко, а над чем придется попотеть.
Я просто вижу цель, вижу то, что нужно, и совершаю все возможное и невозможное для того, что бы придти к ней.
Человек, с которым я работаю. Он тоже видит цель. Это может быть цель убрать то, что болит, что мешает, это может быть цель, как бы это каламбурно ни звучало, увидеть цель. И когда ты приходишь к этой цели, ты просто ясно видишь - вот оно. И тут не нужно ничему верить. Достаточно просто жить и ощущать эту жизнь.

И вот знаете что? Я сейчас вас запутаю окончательно.
После всего этого вышесказанного я скажу самое присамое главное. Вера - это самое сильное и определяющее вообще весь маршрут жизни состояние. Это звучит очень странно сейчас. Секунду назад говорил то, что верить вообще не нужно, нужно идти и делать. И я еще раз могу повторить все то, что я сказал.
Но. Я так же и говорил, что ни в чем нет линейности. Все очень многослойно, объемно. Все зависит от ракурса, от точек отсчета. И Вера, в которой используются точки отсчета, взятые из ума - это то, что только называется Верой, но это нечто совсем иное.
Вера, которая подразумевает возможность неверия - это полная, простите, ерунда. Если Вера - это то, что можно препарировать и объяснить словами, это уже не Вера, это что-то, что лежит на поверхности. Это наш опыт, может быть, наши мысли, а может чьи-то, это могут быть наши размышления. Но это уже не то, что является состоянием, которое просто существует и не требует никаких объяснений.

Вера — это не отсутствие сомнений, это не убежденность в чем бы то ни было, это не эмоции и не мысли. Это некая суть, внутреннее содержание. Это настолько неуловимо мыслью, что тогда, когда мы уже пытаемся это как-то одеть словами — оно тут же становится не тем, чем оно является, эта суть искажается. Поэтому я и говорю, что вера (или Вера, пишите хоть со строчной, хоть с заглавной, это не поменяет сути), как определение, это то, что не стоит ничего. Потому, что если это то, о чем нужно говорить, то совершенно точно можно сказать — вы уже смотрите не туда.

?

Log in